Сайт создан на платформе Nethouse. Хотите такой же?
Владельцу сайта

Тэг: Жизнь – зебра

Поэма «Человек собаке Бог» или «Жизнь – зебра».

Носик черненький,

Глазки бусенки.
Ходит крошечка -
Одиноко ей.

Ждет хозяина
Там, где высадил.
На обочине
Леса мрачного.

Ездят тачечки
Шума страшного.
Все надеется -
Остановятся.

Отойти нельзя,
Вдруг пропустится.
Так и спит в траве
Придорожная….

День надеется,
Ночь печалится.
Солнце светлое
Тьма холодная.

Трава сытная,
Роса влажная.
Только смысла нет
Без хозяина.

Отойдет в лесок,
Тени страшные.
Корешок найдет,
Возвращается.

День за днем живет
Только верую.
Что вернется к ней
Человек ее.

Ищет каждый день
И надеется.
Вдруг хоть кто-нибудь
Подберет ее.

И бежит к нему
Лаской радостной,
А в ответ удар
Палкой жесткою.

Так и жизнь идет
В страшных поисках.
Всех боится уже
Мира страшного.

Но живет же в ней
Любовь нежная.
Не так быстро стать,
Как мир черствую.

Терпит все она,
За жизнь цепляется.
Злом искусана,
В ранах бешеных.

Исхудала так,
Всю трясёт уже.
Только косточки
На коже держатся.

Помирать легла,
Нет же сил уже.
Смотрит в синие
Небо слезное.

Ты прости меня
Мир громаднейший,
Что я так мала
Стала для тебя.

Видно не судьба
Мне узнать тебя.
Видно по ошибки
Появилась я.

Так и сдохла бы
На обочине.
И никто бы
Не вспомнил ласково.

Если б не было
Дня рождения
Пресвятой Марии
Богородицы.

Она сжалилась,
Она смилилась!
И заметила, незаметную,
Разглядела с небес ее.

Отдала человеку грешному,
И назвал он ее Зеброю.
Тьма дорожная
Сменилась светлою.

 

****

 

Ведь была у него собака прошлого,

И сложилось о ней стихотворение.

Променял он его на суету житейскую.

И видно снова шанс дала Она.


И учить ее начал как ранее,
Да и сам много понял нового.
Как людей учит наш Господь.
Как наказывает и как милует.

Как на верность проверяет люд.

Подзывает нас все не вовремя,

Когда мы убежали за лакомством.

Возвращаться, ох и не хочется!

 

Мы хитрим пред ним и лукавствуем,

И себя же этим обманываем.

Ведь виднее с высоты разума,

Как Отцу ребенка на сквозь видать.

 

Как скулим, когда нас привязывают.

И никак не смиримся хозяину.

Не поймем, что он даст нам лучшее,

Если с ласкою и терпением.

 

Хоть в пургу, метель, но покров дает.

И подстилочку и под крышею.

И старается, если холодно,

Сквознячок закрыть и все щелочки.

 

Но, конечно, получим по уху,

Если визгом допечем бешеным.

И на место свое не усядемся,

То дождемся, что нас выпустит!

 

И пойдем мы по миру страшному,

В одиночестве – без хозяина.

И порадуемся свободе пленника,

И нажремся помоев общества.

 

И зловоние источается,

Но как сладостно с волей нашею.

Ни о ком, ни о чем не думаем,

Лишь бы радостно, лишь бы досыта.

 

Прибиваемся к стае дикою,

С предводительством пса гордого.

И живем в беззаконье собачьем,

Кто сильнее, тот и наш Господь.

 

И собаки встретятся дикие,

И людей жестокость увидится.

Там и есть зараза, там бешенство.

А таких же первых отстреливают.

 

И тогда уже во все тяжкие,

Жизнь разменяна, сук не меряно.

Связь случайная, без венчания.

Щенки брошены - не ухожены.

 

И уже свобода не радостна,

Везде грязь, злость и предательство.

Ведь своих едят псы голодные,

Не смирившиеся – возгордившиеся!

 

Подыхают в помойке заброшенной.

Безызвестные, без призвания.

И никто не вспомнит о жизни их,

Не помянет на яме грешников.

 

Кто одумается – тот покается…

Поджав хвост, прибежит, ласкается.

И, конечно, хозяин обрадуется,

Словно новорожденной дитятке.

 

Он и рад бы уже и в дом пустить,

Но ведь лапы у нас еще грязные.

И грызем мы все, что не попадя,

А там, словно рай - все ухожено.

 

Вот и учит нас культуре разума,

Что б готовились мы к нему прийти.

А до этого времени скрыт хозяйский дом,

Вот дослужим дверь и откроется.

 

И как станем Ему послушные,

Как смекнем, что от нас хочется.

То начнется и жизнь в гармонии,

Лишь в любви и верном служении.

 

Ведь не ясно кому больше терпения?

Человеку наказывать доброму,

Или жалкой собаке испытывать,

Что рождением ей предначертано?

 

Ведь хозяин как ангел над дитятком.

День за днем обучает и верует,

Что не станет оно собакою -

Принесет плоды добродетели!

 

И уроки бывают жестокими!

Если первого псы не поняли,

Будет следующий жестче прежнего,

Что б они, наконец, запомнили.

 

И нельзя избежать наказания,

Будет это худшим предательством,

Отказаться от креста хозяина.

Не на жизнь, а на миг понадеяться.

 

Не допустит исхода смертельного,

Если мы пойдем по его тропе,

Пусть в грязь мы выйдем на охрану,

Научимся там драться на него.

 

Ведь всегда мы должны быть готовы

За него пойти на схватку с противными.

Даже если она последняя,

Ведь жалки собаки трусливые…

 

Но подаст он нам хлеба лишь столечко,

Сколь нам полезно для души.

А ласки даже, сколько не заслужено,

Что б знали мы, что нужно лишь служить….

 

***

Но однажды пропал хозяюшка,
И ходила она вокруг да около.

Понимает же ведь глупышечка,

Что не может пропасть, что создано!

Ходит, бродит, а глазки бегают,
Носик ищет, сердце волнуется.
И скулит как ребенок тихонечко.

Смысл жизни ни уж то закончился?

Кто ей скажет теперь: - «Гулять идем»!?
Кто почешет за ушком ладошкою?

Кто накормит ее безродную?

Кто полюбит ее бездомную?

 

Лишь изба, конура бездушные.

Нет тепла и любви прошлого.

Только память осталась светлая

И любовь единственно вечная!

 

И пошла снова той дорогою,

Где когда то была оставлена….
Впереди лишь печаль мрачная,
Позади познание светлое!

И уж так в этот день захотелось ей
За хозяином в небо чистое….
Ведь открыл он ей мир огромнейший,

Оказалось, что счастье лишь в верности…

 

И открылись глаза….  И хозяин вдали,

И бежит она самая верная!

Вся трясется от счастья и радости,

Словно вечность они не виделись!

Он обнял ее – сердце выпрыгнет!

В таком маленьком столько нежности,

В такой глупенькой столько истины!

Вот такой бы любви человечеству…

 

И хозяин шепнул: - «Я лишь спрятался,

Что б искала ты до конца меня.

Что б познала ты черное, белое,

Ведь не зря назвал тебя Зеброю».